Путешествие Голубой Стрелы. Глава 14

Сердца трёх марионеток читать

Пассажиры Голубой Стрелы огорченно посмотрели друг на Друга. – Бедный мальчик! – вздохнул Машинист. – Что же с ним случилось?

– Сколько мы проехали, и все без толку! – добавил Начальник Станции.
– Тысячи бродячих китов! – послышалось ворчание Полубородого Капитана. – Мы думали, что прибыли в порт, а на самом деле снова находимся в открытом море.

Куклы выглянули из окошек и вышли из поезда, но тут же вскочили обратно в вагоны, чтобы не промочить ноги в снегу.

Лошади ковбоев топтались на месте.

– Нам ничего не остается, как вернуться в лавку Феи, – грустно прошептал Начальник Станции.
– Никогда! – решительно воскликнул Полубородый. – Скорее я буду плавать в луже или сделаюсь пиратом!
– Что же вы предлагаете?
– Я уже сказал: что касается меня, то к хозяйке я не вернусь.

Серебряное Перо вспомнил о списке, который он взял у служанки Феи. Он вытащил список из кармана и принялся изучать его.

– Здесь есть много Франческо, – сказал он.

Перед пассажирами Голубой Стрелы сверкнул луч надежды.

– А наш здесь есть?
– Нет. Здесь много других Франческо и много Пьеро, Анн, Марий, Джузеппе.
– Все эти дети не получат подарков от Феи, – прошептал Полубородый. – Кто знает! Может быть… Правильно я говорю?
– Да, – неохотно согласился Начальник Станции, – я понял, что вы хотели сказать. Если мы не найдем нашего Франческо, то можем осчастливить других детей. Что скажет на это Серебряное Перо?

Старый вождь еще никак не мог понять, что в мире есть много мальчиков по имени Франческо и большинство из них остались без подарков. Может быть, он думал, что в мире существует только один Франческо или, по крайней мере, два: богатый и бедный. А тут в одном списке бедняков оказалось так много Франческо, что, только, чтобы перечислить их всех, нужно кончить хотя бы третий класс начальной школы.
А через несколько минут они почувствовали тепло в ушах, в руках и в ногах – словом, в самых отдаленных от сердца местах, где холод особенно мучает бедных людей.

– Теперь мы совсем согрелись, – сказали три Марионетки. – Как хорошо иметь сердце!

И, довольно поглядывая на грудь, где три больших красных сердца сверкали, как медали за отвагу, они спокойно заснули.

Тем временем Голубая Стрела медленно двинулась вперед. Дорогу паровозу указывал… «Кнопка!» – скажете вы. Нет, друзья, вы ошиблись. Кнопка не поехал. Кнопка остался на пороге дома Франческо, своего Франческо.

– Я не пойду с вами, – робко сказал он, – я хочу найти Франческо.
– Но ведь их так много! – сказали ему.
– Я знаю, но я хочу отыскать нашего.

Верный маленький песик печально смотрел на удалявшуюся Голубую Стрелу.
Перед паровозом ехал Мотоциклист, который держал на руле, как на пюпитре, список с адресами детей.

– Счастливого пути! – чуть слышно крикнул Кнопка.
Но никто его уже не слышал.
А через несколько минут они почувствовали тепло в ушах, в руках и в ногах – словом, в самых отдаленных от сердца местах, где холод особенно мучает бедных людей.

– Теперь мы совсем согрелись, – сказали три Марионетки. – Как хорошо иметь сердце!

И, довольно поглядывая на грудь, где три больших красных сердца сверкали, как медали за отвагу, они спокойно заснули.

Тем временем Голубая Стрела медленно двинулась вперед. Дорогу паровозу указывал… «Кнопка!» – скажете вы. Нет, друзья, вы ошиблись. Кнопка не поехал. Кнопка остался на пороге дома Франческо, своего Франческо.

– Я не пойду с вами, – робко сказал он, – я хочу найти Франческо.
– Но ведь их так много! – сказали ему.
– Я знаю, но я хочу отыскать нашего.

Верный маленький песик печально смотрел на удалявшуюся Голубую Стрелу.
Перед паровозом ехал Мотоциклист, который держал на руле, как на пюпитре, список с адресами детей.

– Счастливого пути! – чуть слышно крикнул Кнопка.
Но никто его уже не слышал.
Made on
Tilda