1
2
3
4
8
7
6
5
9
10
11
12
13
14
18
17
16
15
19
20
21

Сказка Волшебник Изумрудного города 21 стр

Стелла, вечно юная волшебница Розовой страны

стальной путь через лес прошёл без приключений. Когда путешественники вышли из леса, перед ними открылась крутая скалистая гора. Обойти её было нельзя – с обеих сторон дороги были глубокие овраги.
– Трудненько карабкаться на эту гору! – сказал Страшила. – Но гора – ведь это не ровное место, и, раз она стоит перед нами, значит, надо через неё перелезть!

И он полез вверх, плотно прижимаясь к скале и цепляясь за каждый выступ. Остальные двинулись за Страшилой.

Они поднялись довольно высоко, как вдруг грубый голос крикнул из-за скалы:

– Назад!
– Кто там? – спросил Страшила.

Из-за скалы показалась чья-то странная голова.

– Это гора наша, и никому не позволено переходить её!
– Но нам же нужно перейти, – вежливо возразил Страшила. – Мы идём в страну Стеллы, а другого пути здесь нет.
– Идёте, да не пройдёте!

На скалу с хохотом выскочил маленький толстенький человечек с большой головой на короткой шее. Его толстые руки сжимались в огромные кулаки, которыми он угрожал путникам. Человечек не казался очень сильным, и Страшила смело полез кверху.

Но тут случилась удивительная вещь. Странный человечек ударил об землю ногами, подпрыгнул в воздух, как резиновый мяч, и с лёту ударил Страшилу в грудь головой и сильными кулаками. Страшила, кувыркаясь, полетел к подножью горы, а человечек, ловко став на ноги, захохотал и крикнул:

– А-ля-ля! Вот как это делается у нас, прыгунов!

И, точно по сигналу, из-за скал и бугров выскочили сотни прыгунов.

Лев рассвирепел и стремительно бросился в атаку, грозно рыча и хлеща себя хвостом по бокам. Но несколько прыгунов, взлетев в воздух, так ударили его своими плоскими головами и крепкими кулаками, что Лев покатился по склону горы, кувыркаясь и мяукая от боли, как самый простой кот. Он встал сконфуженный и, хромая, отошёл от подножия горы.
Железный Дровосек взмахнул топором, попробовал гибкость суставов и решительно полез вверх.

– Вернись, вернись! – закричала Элли и с плачем схватила его за руку. – Ты разобьёшься о скалы! Как мы будем собирать тебя в этой глухой стране?

Слёзы Элли мигом заставили Дровосека вернуться.

– Позовём летучих обезьян, – предложил Страшила. – Здесь без них никак не обойтись, пикапу, трикапу!

Элли вздохнула:

– Если Стелла встретит нас недружелюбно, мы будем беззащитны…

И здесь вдруг заговорил Тотошка:

– Стыдно признаваться умному псу, но правду не скроешь: мы с тобой, Элли, ужасные глупцы!
– Почему? – удивилась Элли.
– А как же! Когда нас с тобой нёс предводитель летучих обезьян, он рассказал нам историю золотой шапки… Ведь шапку-то можно передавать!
– Ну и что же? – всё ещё не понимала Элли.
– Когда ты истратишь последнее волшебство золотой шапки, ты передашь её Страшиле и у него опять будут три волшебства.
– Ура! Ура! – закричали все. – Тотошка, ты наш спаситель!
– Жаль, конечно, – скромно сказал пёсик. – Что эта блестящая мысль не пришла мне в голову раньше. Мы тогда не страдали бы от наводнения…
– Ничего не поделаешь, – сказала Элли. – Что произошло, того не воротишь…
– Позвольте, позвольте, – вмешался Страшила. – Это что же получается… Три, да три, да три… – Он долго считал по пальцам. – Выходит, что я, да Дровосек, да Лев, мы можем приказывать летучим обезьянам ещё девять раз!
– А про меня ты позабыл? – обиженно сказал Тотошка. – Я ведь тоже могу быть владельцем золотой шапки!
– Я про тебя не позабыл, – со вздохом признался Страшила. – Да я не умею считать дальше десяти…
– Это огромный недостаток для правителя, – серьёзно заметил Железный Дровосек. – Я займусь тобой в свободное время.

Теперь Элли смело могла истратить своё последнее волшебство. Она говорила волшебные слова, а Страшила повторял их, приплясывая от радости и грозя своими мягкими кулаками воинственным прыгунам.

В воздухе раздался шум, и стая летучих обезьян опустилась на землю.

– Что прикажете, владетельница золотой шапки? – спросил предводитель.
– Отнесите нас к дворцу Стеллы! – ответила Элли.
– Будет исполнено!

И путники мигом очутились в воздухе.

Пролетая над горой, Страшила делал чудовищные гримасы прыгунам и отчаянно ругался. Прыгуны высоко подскакивали в воздух, но не могли достать обезьян и бесновались от злости.

Гора, а за ней и вся страна мигунов быстро остались позади, и взору путников открылась живописная плодородная страна болтунов, которой управляла добрая волшебница Стелла.

Болтуны были милые, приветливые люди и хорошие работники. У них был единственный недостаток – они страшно любили болтать. Даже находясь в одиночестве, они по целым часам говорили сами с собой. Могущественная Стелла никак не могла отучить их от болтовни. Однажды она сделала их немыми, но болтуны быстро нашли выход из положения: они научились объясняться жестами и по целым дням толпились на улицах и площадях, размахивая руками. Стелла увидела, что даже ей не под силу переделать болтунов, и вернула им голос.

Любимым цветом в стране болтунов был розовый, как у жевунов голубой, у мигунов – фиолетовый, а в Изумрудном городе – зелёный. Дома и изгороди были выкрашены в розовый цвет, а жители одевались в ярко-розовые платья.

Обезьяны опустили Элли с друзьями перед дворцом Стеллы. Караул у дворца несли три красивые девушки. Они с удивлением и страхом смотрели на появление летучих обезьян.

– Прощай, Элли! – дружески сказал предводитель летучих обезьян. – Сегодня ты вызывала нас в последний раз.
– Прощайте, прощайте! – закричала Элли. – Большое спасибо!

И обезьяны унеслись с шумом и смехом.

– Не слишком радуйтесь! – крикнул им вдогонку Страшила. – В следующий раз у вас будет новый повелитель и от него вы не отделаетесь так просто!..
– Можно ли видеть добрую волшебницу Стеллу? – с замиранием сердца спросила Элли девушек из караула.
– Скажите, кто вы такие и зачем сюда прибыли и я доложу о вас, – ответила старшая.

Элли рассказала, и девушка отправились с докладом, а остальные приступили к путникам с расспросами.

Но они ещё не успели ничего узнать, как девушка вернулась:
– Стелла просит вас во дворец!

Элли умылась, Страшила почистился, Железный Дровосек смазал суставы и тщательно отполировал их тряпочкой с наждачным порошком, а Лев долго отряхивался, разбрасывая пыль. Их накормили сытным обедом, а затем провели в богато убранный розовый зал, где на троне сидела волшебница Стелла. Она показалась Элли очень красивой и доброй и удивительно юной, хотя вот уже много веков правила страной болтунов. Стелла ласково улыбнулась вошедшим, усадила их в кресла и обращаясь к Элли, молвила:

– Рассказывай свою историю, дитя моё!

Элли начала длинный рассказ. Стелла и её приближённые слушали с большим интересом и сочувствием.

– Что же ты хочешь от меня, дитя моё? – спросила Стелла, когда Элли окончила.
– Верните меня в Канзас, к папе и маме. Когда я думаю о том, как они горюют обо мне, у меня сердце сжимается от боли и жалости…
– Но ведь ты рассказывала, что Канзас – скучная и серая пыльная степь. А посмотри, как красиво у нас.
– И всё же я люблю Канзас больше вашей великолепной страны! – горячо отвечала Элли. – Канзас – моя родина.
– Твоё желание исполнится. Но ты должна отдать мне золотую шапку.
– О, с удовольствием, сударыня! Правда, я собиралась передать её Страшиле, но уверена, что вы распорядитесь лучше, чем он.
– Я распоряжусь так, чтобы волшебства золотой шапки пошли на пользу твоим друзьям, – сказала Стелла и обратилась к Страшиле: – Что вы думаете делать, когда Элли покинет вас?
– Я хотел бы вернуться в Изумрудный город, – с достоинством ответил Страшила. – Гудвин назначил меня правителем Изумрудного города, а правитель должен жить в том городе, которым он правит. Ведь не могу же я управлять Изумрудным городом, если останусь в Розовой стране! Но меня смущает обратный путь через страну прыгунов и через реку, где я тонул.

– Получив золотую шапку, я вызову летучих обезьян, и они отнесут вас в Изумрудный город. Нельзя лишать народ такого удивительного правителя.
– Так это правда, что я удивительный? – просияв, спросил Страшила.
– Больше того: вы единственный! И я хочу, чтобы вы стали моим другом.

Страшила с восхищением поклонился доброй волшебнице.

– А вы чего хотите? – обратилась Стелла к Железному Дровосеку.
– Когда Элли покинет эту страну, – печально начал Железный Дровосек, – я буду очень грустить. Но я хотел бы попасть в страну мигунов, избравших меня правителем. Я привезу в Фиолетовый дворец свою невесту, которая – я уверен – ждёт меня, и буду править мигунами, которых очень люблю.
– Второе волшебство золотой шапки заставит летучих обезьян перенести вас в страну мигунов. У вас нет таких замечательных мозгов, как у вашего товарища Страшилы мудрого, но вы имеете любящее сердце, у вас такой блестящий вид и я уверена, что вы будете прекрасным правителем для мигунов. Позвольте и вас считать своим другом.

Железный Дровосек медленно склонился перед Стеллой.

Потом волшебница обратилась к Льву:

– Теперь вы скажите о своих желаниях.
– За страной прыгунов лежит чудный дремучий лес. Звери этого леса признали меня своим царём. Поэтому я очень хотел бы вернуться туда и провести остаток своих дней.
– Третье волшебство золотой шапки перенесёт смелого Льва к его зверям, которые, конечно, будут счастливы, имея такого царя. И я также рассчитываю на вашу дружбу.

Лев важно подал Стелле большую сильную лапу, и волшебница дружески пожала её.

– Потом, – сказала Стелла. – Когда исполнятся три последних волшебства золотой шапки, я верну её летучим обезьянам, чтобы никто больше не мог беспокоить их выполнением своих желаний, часто бессмысленных и жестоких.

Все согласились с тем, что лучше распорядиться шапкой невозможно, и прославили мудрость и доброту Стеллы.

– Но как же вы вернёте меня в Канзас, сударыня? – спросила девочка.
– Серебряные башмачки перенесут тебя через леса и горы, – ответила волшебница. – Если бы ты знала их чудесную силу, ты вернулась бы домой в тот же день, когда твой домик раздавил злую Гингему.
– Но ведь тогда бы я не получил своих удивительных мозгов! – воскликнул Страшила. – Я до сих пор пугал бы ворон на фермерском поле!
– А я не получил бы моего любящего сердца, – сказал Железный Дровосек. – Я стоял бы в лесу и ржавел, пока не рассыпался бы в прах!
– А я до сих пор оставался бы трусом, – проревел Лев. – И, конечно, не сделался бы царём зверей!.
– Всё это правда, – ответила Элли. – И я ничуть не жалею, что мне так долго пришлось прожить в стране Гудвина. Я только слабая маленькая девочка, но я любила вас и всегда старалась помочь вам, мои милые друзья! Теперь же, когда исполнились наши заветные желания, я должна вернуться домой, как было написано в волшебной книге Виллины.
– Нам больно и грустно расставаться с тобой, Элли, – сказали Страшила, Дровосек и Лев. – Но мы благословляем ту минуту, когда ураган забросил тебя в Волшебную страну. Ты научила нас самому дорогому и самому лучшему, что есть на свете, – дружбе!..

Стелла улыбнулась девочке. Элли обняла за шею большого смелого Льва и нежно перебирала его густую косматую гриву. Она целовала Железного Дровосека и тот горько плакал, забыв о своих челюстях. Она гладила мягкое, набитое соломой тело Страшилы и целовала его милое, добродушное разрисованное лицо…

– Серебряные башмачки обладают многими чудесными свойствами, – сказала Стелла. – Но самое удивительное их свойство в том, что они за три шага перенесут тебя хоть на край света. Надо только стукнуть каблуком о каблук и назвать место…
– Так пусть же они перенесут меня сейчас в Канзас!..

Но, когда Элли подумала, что навсегда расстаётся со своими верными друзьями, с которыми ей там много пришлось пережить вместе, которых она столько раз спасала и которые, в свою очередь, самоотверженно спасали её самое, сердце её сжалось от горя, и она громко зарыдала.

Стелла сошла с трона, нежно обняла Элли и поцеловала на прощанье.

– Пора, дитя моё! – ласково сказала она. – Расставаться тяжело, но час свиданья сладок. Вспомни, что сейчас ты будешь дома и обнимешь своих родителей. Прощай, не забывай нас!
– Прощай, прощай, Элли! – воскликнули её друзья.

Элли схватила Тотошку, стукнула каблуком о каблук и крикнула башмачкам:
– Несите меня в Канзас, к папе и маме!

Неистовый вихрь закружил Элли, всё слилось в её глазах, солнце заискрилось на небе огненной дугой, и прежде чем девочка успела испугаться, она опустилась на землю так внезапно, что перевернулась несколько раз и выпустила Тотошку.
огда Элли опомнилась, она увидела невдалеке новый домик, поставленный её отцом вместо фургона, унесённого ураганом.

Мать в изумлении смотрела на неё с крыльца, а со скотного двора бежал отец, отчаянно размахивая руками.

Заключение

Элли бросилась к ним и заметила, что она в одних чулках: волшебные башмачки потерялись во время, последнего, третьего шага девочки. Но Элли не пожалела о них: ведь в Канзасе нет места чудесному. Она очутилась на руках у матери и та осыпала поцелуями и обливала слезами кроткое недоумевающее личико Элли.

– Уж не с неба ли ты вернулась к нам, моя крошка?
– О, я была в Волшебной стране Гудвина, – просто ответила девочка. – Но я всё время думала о вас… и… ездил ли ты, папочка, на ярмарку?
– Ну что ты, Элли, – ответил тот со смехом и слезами. – До ярмарки ли нам тут было, когда мы считали тебя погибшей и страшно горевали о тебе!

Несколько дней прошло в беспрерывных рассказах Элли об удивительной стране Гудвина, о верных друзьях – мудром Страшиле, добром Дровосеке, смелом Льве.

Тотошка присутствовал при этих рассказах. Он не мог подтвердить словами их справедливость, так как, вернувшись в Канзас, потерял дар речи, но его хвостик красноречиво говорил вместо языка.

Излишне говорить, что бой с соседским Гектором произошёл в первый же вечер после возвращения Тотошки из Волшебной страны. Битва окончилась вничью и противники почувствовали такое сильное уважение друг к другу, что стали неразлучными друзьями, и с тех пор делали набеги на окрестных собак только вместе.

Фермер Джон поехал в соседний городок на ярмарку и повёл девочку в цирк. Там Элли неожиданно встретила Джеймса Гудвина и взаимной радости не было конца.
Made on
Tilda